Переводчик
English French German Spain ItalianDutch Russian Portuguese Japanese Korean ArabicChinese Simplified
Скачать ИИ, р.№3797
Поделиться...
Партнеры
Создать форум
Рейтинг
Яндекс.Метрика

21. Авария это проигрышная игра Человека с Природой

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

21. Авария это проигрышная игра Человека с Природой

Сообщение автор Chernov_VF в 01.06.15 14:50

Теория Игр – это математическая теория конфликтных ситуаций [63]. Условно, назовём производственную деятельность электростанции игрой Человека с Природой. В этой игре каждая сторона желает выиграть. Человек, управляя электростанцией, стремится принести любой ценой максимальную прибыль Генерирующей компании через выработку электроэнергии и тепла, не обращая внимания на Игру противника, т.е. Природы. А Природа также желает взять своё через износ оборудования, ржавление трубопроводов, различные поломки, пробои в обмотках трансформаторов, самопроизвольные срабатывания управляющей автоматики и ошибки самого Человека.

В данной игре без Smart-MES у Человека шансов нет. В конечном счёте, всё равно выигрывает Природа и происходит авария. Когда это произойдёт, никто не знает. Но если Человек не использует Smart-MES для постоянного контроля над этой конфликтной ситуацией, то это обязательно произойдёт. В данном случае планово-предупредительные ремонты не помогут – они, возможно, лишь несколько отодвинут аварию, но могут её и приблизить.

Представим, например, трубу. Она постоянно ржавеет, ржавеет она неравномерно. Но раз она ржавеет постоянно, значит, величина возможного максимального давления в этой трубе падает постоянно. И если за этим не следить, то в конечном итоге её разорвёт. А последствия этой аварии зависят от того, где она была установлена.

Рассмотрим, как это легко можно контролировать. Примем для нового трубопровода: K=1, а для максимального рабочего давления (Pm): Kp=Pi/Pm<=1, где Pi – давление в «i» день после начального запуска трубопровода. Примем также условие безаварийной ситуации: K*Kp<=1. Причём, «K» каждый день увеличивается на величину: 1/(S*365), где S - продолжительность срока службы в годах. Из этого следует, что в «i» день эксплуатации трубопровода допустимое рабочее давление должно быть следующим: Pi=Pm/(1+i/(S*365)).

Но раз подобного постоянного контроля нет ни на одной электростанции, то чем больший износ оборудования, тем вероятность возникновения аварий разной степени только увеличивается. Износ же на многих электростанциях превышает 50%, а они работают на полную мощность. Мало того, даже на атомных электростанциях продляется эксплуатация энергоблоков, отработавших свой плановый ресурс.

Да, комиссия дает положительное заключение на продление. Да, не хватает электроэнергии и народу надо где-то работать. Но комиссия не может знать, что делается внутри труб. И даже их контроль может не выявить дефекты, появившиеся со временем. Даже если и произойдёт авария на АЭС, то за это будет расплачиваться всё Государство, но на тепловых то электростанциях авария приведёт вообще к огромным убыткам именно Генерирующих компаний. К тому же новая тенденция расширения электростанций перспективными энергоблоками ПГУ тем более требует постоянного контроля над нагрузками устаревшего оборудования.

Человек в Игре с Природой всегда проигрывает, потому что Природа не имеет понятия жалость, ей нельзя дать «на лапу», она не принимает откаты. Её можно только перехитрить постоянным контролем над ситуацией и своевременным вмешательством для замены устаревшего оборудования. Ведь появление свища на трубопроводе это одна из форм проявления начальной стадии аварии. Но бывает, что разносит всю турбину с гораздо большими последствиями, чем во время её заменить.

Природа в теории статистических решений рассматривается как некая незаинтересованная инстанция, поведение которой неизвестно, но, во всяком случае, не содержит элемента сознательного противодействия планам Человека. Однако, в условиях неопределённости с точки зрения безаварийной оптимальной работы Человеку трудно принять обоснованное решение для максимального выигрыша. Для описания удачности применённой стратегии в теории решений вводится понятие риска. В нашем случае это риск аварии. При вычислении риска, соответствующего каждой стратегии в данных условиях, учитывается общая благоприятность для Человека данного состояния Природы. При выборе оптимальной стратегии в неизвестных условиях с известными вероятностями можно пользоваться не только средним выигрышем, но и средним риском, который, разумеется, нужно обратить в минимум.

Исходя из трёх ниже перечисленных фактов, я ставлю под сомнение абсолютную безопасность всех АЭС в России и за рубежом, на которых отсутствует безаварийная технология на системе Smart-MES.

Привожу эти факты из Интернета и из прессы, которые не требуют опровержения.

Первый факт: «7 июня 2013 года в 19:45 энергоблок №4 Ленинградской АЭС остановлен действием автоматики в штатном режиме в соответствии проектными алгоритмами. После выяснения причин срабатывания автоматики мощность энергоблока будет восстановлена» [64]; «9 июня 2013 года в 02:10 энергоблок №2 Балаковской АЭС отключен от сети действиями автоматики. Отключение энергоблока произошло в полном соответствии с проектным алгоритмом и технологическим регламентом безопасной эксплуатации» [65].

Второй факт: Основные направления деятельности ВНИИАЭС [66], перечисленные на сайте, совсем не предусматривают работу над безаварийной технологией на MES-Системе. Кроме АСУТП иные Системы не создаются.

Третий факт: В АиФ №23 5-11 июня 2013 года в статье «Надёжна, как стена» говорится: «Наши атомщики построили в Китае самую безопасную АЭС. Ещё одним объектом национальной гордости стала Тяньваньская АЭС, которая считается одной из самых надёжных и безопасных атомных электростанций в мире». Но в этой статье ни слова не сказано о безаварийной технологии на MES-Системе, т.к. её там просто нет.

Вывод: Получается очень плачевная картина. Мы на весь мир говорим, что мы впереди планеты всей по безопасности АЭС, а рядом тут же разработанную безаварийную технологию на системе Smart-MES никто не замечает и в упор не видит. Вот вы только вдумайтесь в выше приведённую фразу: «После выяснения причин срабатывания автоматики…» Это означает, что внезапно сработала противоаварийная защита, и никто не знает почему. Но защита по теории вероятности когда-либо может и не сработать, несмотря на дублирование.

И заметьте, почему-то в атомной энергетике вообще упор делается только на безопасность, а не на безаварийность. Но это же разные подходы. Безопасность совсем не исключает сами аварии, а безаварийность в принципе исключает любые аварии. Ну, и что же надёжнее и лучше?

Сегодняшние АЭС можно сравнить с навороченным автомобилем с сотней подушек безопасности, которые не гарантируют от возможности самой аварии. Да, человек может быть спасён, но машина-то будет помята. Да, и подушки могут отказать. А теперь представьте ситуацию, что подушек безопасности нет вообще, т.к. авария или столкновение в принципе не возможны из-за опережающего предупреждения, то это же, безусловно, многократно безопаснее для всех.

Мне говорят, что от метеорита всё равно не спастись. Но так ведь можно дойти до маразма, т.к. гибнут и от сосульки.

В данном случае всё гениальное просто, и чем проще, тем лучше. Ну, куда ещё проще, если не доводить ситуацию до аварии вообще, а гасить все возмущения в момент их появления. Но их надо уметь своевременно выявлять, а это-то как раз система Smart-MES превосходно умеет делать.

Согласно нашей же теории аварий, защиты срабатывают при возникновении нескольких возмущений, которые бесконтрольно появляются в различные промежутки времени, причём это могут быть и годы, например, коррозия металла. Ещё раз сделаю на это упор, что одно возмущение никогда не приводит к срабатыванию защиты, а, следовательно, и к аварии.

Вы только вдумайтесь в суть повсеместно существующего варварского подхода к испытанию устаревших трубопроводов методом опрессовки сети теплоснабжения, т.е. для выяснения негодного участка трубы, его накачивают повышенным давлением. И что же получается на практике. Испытывают, например, километровый участок подземной трассы, а там много проржавелых мест. Но прорывает всегда один самый слабый участок. Разрывают трубу, заменяют небольшой её участок, зарывают и снова испытывают. Затем прорывает другой участок, ну, и т.д.

А чего казалось бы проще: вести учёт всех участков трубопроводов и по законам физики и химии с каждым месяцем снижать максимальное допустимое давление. Если рабочее давление больше текущего максимального, то следует или снижать рабочее давление, или менять весь участок трубы. И заметьте, в данном случае действуют два возмущения: коррозия металла и давление теплоносителя.

На АЭС же могут внезапно возникнуть сотни возмущений: износ оборудования, самопроизвольное срабатывание автоматики, ошибочные действия оперативного персонала, короткое замыкание, да и другие природные возмущения. Отследить своевременно за всем этим многообразием может только система Smart-MES.

В данном случае я ни сколько не ставлю под сомнение все прогрессивные технические решения современных АЭС. Я говорю только об одном, что можно сделать ещё лучше, что пора уже переходить от слепой защиты энергоблоков АЭС к интеллектуальному предупреждению аварийных ситуаций на уже готовой системе Smart-MES.

Вот получается очень странная картина, что никто не скажет, что аварии это неотъемлемая часть технологии атомных, да и тепловых электростанций. Никто из верхов «Росатома» не возьмёт на себя смелость заявить, что аварии на АЭС были и всегда будут, т.к. тут же поднимется волна возмущений. Но фактически-то на практике это и происходит. Ведь сам факт срабатывания противоаварийной защиты от разрушительной аварии с огромными выбросами смертельной радиации разделяется образно долей миллиметров.

А что на Саяно-Шушенской ГЭС аварию уж нельзя было предотвратить? Да, легко. Но мы все почему-то лучше героически будем восстанавливать с использованием огромных государственных средств, чем заранее немного подумаем и решимся внедрить готовые инновации.

Ведь авария в нашей жизни это не какая-то экзотика, а обыденная категория с пороговой невозвратной функцией. Скажем, человек случайно порезал палец. Это тоже авария. Раньше повсеместно преподавали технику безопасности. Это и есть правильный подход, но в рамках АЭС строгое соблюдение персоналом регламента недостаточно из-за сложнейшей технологии. На помощь должны быть призваны интеллектуальные механизмы, заложенные в системе Smart-MES.

Казалось бы чего проще, раз уж от аварий никуда не деться, раз уж авария является неотъемлемой частью любого производства, тем более АЭС, то надо просто своевременно диагностировать развитие аварийной ситуации. Тогда все российские АЭС будут не просто безопасными, а безаварийными!

Мы по иному сформулировали вопросы, связанные с аварийностью АЭС и ввели новые понятия: внутренняя и внешняя аварии, которые являлись фактически тайной для всего общества России.

В данном случае внешняя (разрушительная) авария сопровождается радиоактивными выбросами, а внутренняя авария на АЭС характеризуется срабатыванием противоаварийных защит и экстренной остановкой энергоблока. Однако, «Росатом» никогда не использовал термин «внутренняя авария», применяя успокаивающие слова типа: произошла внеплановая остановка энергоблока, автоматика сработала в штатном режиме, уровень радиации в норме.

Но любое внезапное нарушение производственного цикла также является аварией. В данном случае совсем неважна величина этой аварии, т.к. для АЭС эта любая внутренняя авария может перерасти во внешнюю аварию с большими трагедиями. Этот зыбкий переход надёжно преграждает многоэшелонированная защита. Тогда чего бояться? Почему не говорить народу правду? Что произошла очередная авария на АЭС, защита сработала, и все пока могут спать спокойно.

Ведь при нормальной эксплуатации атомные станции не представляют опасности для персонала, населения и окружающей среды. Однако на безопасность АЭС могут влиять аварийные ситуации (инциденты) и аварии.

В соответствии с рекомендациями МАГАТЭ для оценки значимости с точки зрения безопасности событий, происходящих на ядерных установках и объектах, используется Международная шкала ядерных событий ИНЕС [67]. Она оценивает все нештатные события на ядерных объектах по 8-бальной шкале. За нулевой уровень приняты события, несущественные для безопасности. Далее следуют уровни 1-й (аномалия), 2-й (инцидент), 3-й (серьезный инцидент). Уровни, начиная с четвертого, описываются как авария. 4-й – это авария без значительного риска за пределами площадки, 5-й - авария с риском за пределами площадки, 6-й - серьезная авария, 7-й - крупная авария.

Таким образом, по глоссарию «Росатома»: Авария на АЭС – нарушение эксплуатации атомной станции, при котором произошел выход радиоактивных веществ за предусмотренные проектом границы [68]. Под термином «Авария» понимается событие, связанное с радиационными последствиями.

Но вот значение слова «Авария» по Бизнес словарю: Выход из строя, поломка, повреждение, сбой, нарушение нормального ритма работы [69].

Странная картина получается. Например, разрыв турбины на тепловой электростанции это крупнейшая авария, а на атомной электростанции это всего лишь происшествие (нарушение) и даже не инцидент. Почему такое несоответствие? Ведь такая же авария на Саяно-Шушенской ГЭС унесла многие жизни. Почему существуют двойные стандарты в электроэнергетике для ТЭС и АЭС? Всё очень просто. Видимо, для снижения напряженности в обществе об АЭС приходиться говорить сладкую ложь.

В Отчёте по безопасности (2012 год) «Росатом» пишет: В 2011 году на АЭС в России зарегистрировано 45 нарушений. Все произошедшие нарушения в работе АЭС оцениваются по Международной шкале ядерных событий ИНЕС, как не влияющие на безопасность АЭС и не являющиеся инцидентами.

А если бы вместо 45 нарушений звучало бы – 45 внутренних аварий. Это 4-5 аварии на каждую АЭС, т.е. каждый квартал на каждой из 10-и АЭС по аварии. Или в России каждую неделю на АЭС происходят внутренние аварии. Какова была бы пища для «Зелёных»! Всё это равносильно, как обошлись с народом при аварии на Чернобыльской АЭС, который обо всём узнал в самую последнюю очередь, а для многих это уже было поздно.

Это можно сравнить с домом, квартиры в котором периодически возгораются. А пожарники всех успокаивают, что, мол, везде предусмотрены системы пожаротушения. Но жителям почему-то всё равно тревожно. А нужно-то просто сделать, чтобы квартиры в принципе не возгорались.

Так и на АЭС нужно осуществить, чтобы не было вообще внутренних аварий, тогда полностью отпадёт надобность в шкале ИНЕС. Ведь если не будет внутренних аварий, то, следовательно, не будет и разрушительных внешних аварий. Именно тогда то народ по-настоящему сможет спать спокойно.

И для этого есть все технические возможности: и Теория аварий, и безаварийная технология эксплуатации АЭС, и легко адаптируемая система Smart-MES, но нужна политическая воля Руководства России. Ведь «Росатому» это не нужно, так как ему совсем нет смысла менять накатанные технологии.

Но «Росатом», расширяя строительство АЭС за рубежом, видимо не до конца учитывает менталитет того местного населения, которое значительно отличается от нас. Это мы можем годами терпеть невзгоды и не скажем ничего открыто. А у того местного население авторитетов нет, особенно при контрпропаганде США. Игналинскую АЭС, которую ударно возводила Россия и я в том числе в Литве, закрыли, и никто не пикнул. А если за рубежом на АЭС, которые построила Россия, начнётся череда внутренних аварий, то Россия мгновенно потеряет мощный рынок.

На сайте «Росатома» написано следующее: АЭС Российской Федерации эксплуатируются надежно и безопасно, что подтверждается результатами регулярных проверок, как независимых органов (Ростехнадзора), так и международных организаций (ВАО АЭС и др.). За последние 5 лет на российских АЭС не зафиксировано ни одного серьезного нарушения безопасности, классифицируемого выше нулевого (минимального) уровня по международной шкале ИНЕС. По критерию надежности работы АЭС Россия вышла на второе место в мире среди стран с развитой атомной энергетикой, опередив такие развитые государства, как США, Великобритания и Германия.

Но вот маленькая незадача – не указано, а кто же на первом то месте? И оказывается – это Япония. Вот так парадокс! Страна, где самые надёжные АЭС, сейчас навсегда останется с ярлыком «Фукусима». Это говорит только об одном, что все эти пресловутые критерии надёжности работы АЭС являются на деле полнейшей фикцией и самоуспокоением.

Но нужны ли обществу мнимые критерии надёжности, которые не несут никакой ответственности? Вполне очевидно, что обществу нужны только безаварийные технологии. И в данном случае не должно быть места корпоративным интересам и бюрократии, а именно это и наблюдается в «Росатоме», где уже на пороге отметаются предлагаемые нами безаварийные технологии на основе новейшей Теории аварий, созданной в ИнформСистем.

В Интернете распространён видеоролик «Горизонты атома от 31 августа 2013 года» [70], в котором с апломбом повествуется о новой технологии омоложения АЭС. Но если конкретнее, то эта технология касается омоложения корпуса реактора АЭС методом его отжига. Это омоложение позволяет продлить ресурс металла с 30 до 100 лет. Там же сказано, что все работающие в России АЭС - станции первого и второго поколения. Большинство из них скоро достигнет своего проектного ресурса. Поэтому, уже в 2016 году Курчатовский институт приступит к омоложению АЭС.

Всё вроде бы здорово и замечательно! Новых энергоблоков АЭС строить не нужно. Вполне достаточно омолодить старые. Но АЭС – это же не только реактор, а в основном – люди, которые невольно становятся заложниками этого самого омоложения.

Это равносильно, как старцу вместо изношенного сердца установили новое от молодого донора. Можно конечно в целях рекламы для выбивания огромного государственного финансирования провозгласить, что старца омолодили и ему продлена активная жизнь ещё на 100 лет. Но всем понятно, что, сколько отведено природой, столько он и проживёт. Ведь кроме сердца есть ещё забитые холестерином сосуды, есть прокуренные лёгкие, есть отравленная алкоголем печень, да и много ещё, что есть состарившегося.

Так и на электростанции есть огромная масса трубопроводов и иного производственного оборудования, которое изнашивается даже раньше самого реактора. Да и сама технология производства электроэнергии и тепла устаревает. Ведь почему-то дряхлый и аварийный дом предпочитают снести и построить новый с использованием новейших технологий и материалов. А данное омоложение реакторов при однобоком подходе ориентирует в атомной отрасли вообще заморозить прогресс на многие годы.

Но в этом случае резко возрастает вероятность увеличения числа аварийных ситуаций, которые могут, в конечном счёте, привести и к разрушительной аварии с радиационными выбросами. Ведь помимо реактора есть радиационный первый контур теплообмена. А простые люди, которые от выгод АЭС ничего не имеют кроме головной боли, должны быть почему-то невольно втянутыми в сферу страшного потенциального заражения? Но здесь приоритет человека как всегда стоит на последнем месте, а должен быть на первом.

Ведь если Госпремия РФ присуждена создателям материалов для атомных реакторов и за методы продления сроков их эксплуатации, то почему-то наша безаварийная технология эксплуатации АЭС, которая позволяет вообще исключить любые аварийные ситуации, находится в полнейшем загоне. Может потому, что она затрагивает многие корпоративные интересы, т.к. полностью отпадает необходимость и в этих материалах, и в технологии продления срока эксплуатации, и в уловителе расплавленного радиоактивного топлива.

Вся сегодняшняя безопасность АЭС направлена на предотвращение попадания радиационных материалов во внешнюю среду при возникновении аварийной ситуации. С этой целью и создаются особо прочные технологии. Но если исключить вообще возможность появления любых аварийных ситуаций, а, следовательно, и различного рода перегрузок, то тогда и беспокоиться будет не о чем. Да и общество по-другому будет воспринимать АЭС.

Но с другой стороны продление срока службы реактора это же благородное и выгодное дело. А вот персонал АЭС в этом случае не должен подвергаться опасности. Для этого нужно просто постоянно контролировать процесс возникновения аварийной ситуации, в результате чего вообще не должно происходить срабатывания противоаварийных защит. Поэтому АЭС должна быть безаварийной.

Таким образом, процесс продления срока службы АЭС должен быть не только со стороны омоложения реактора, но и со стороны постоянной диагностики всех некорректностей на АЭС согласно нашей Теории аварий и разработанной технологии безаварийной эксплуатации АЭС на Smart-MES.

Ведь то, что умеет наша система в части легчайшей адаптации к любой электростанции и в части высочайшей скорости расчёта для мгновенного выявления некорректного возмущения, не умеет ни одна система в мире. А это значит, что все атомные электростанции не имеют 100% защиты от появления аварийных ситуаций в любое время, которые могут возникнуть и от износа оборудования, и от ложного срабатывания автоматики, и от ошибок оператора.

Но это говорит только об одном, что при таком равнодушном отношении к проблеме предупреждения аварийных ситуаций со стороны «Росатома» и со стороны Руководства страны в целом, говорит только об одном, что все напрочь забыли уроки Чернобыля. Поэтому напомню [71].

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года на четвертом блоке Чернобыльской АЭС (Украина) произошла крупнейшая ядерная авария в мире, с частичным разрушением активной зоны реактора и выходом осколков деления за пределы зоны. В атмосферу было выброшено 190 тонн радиоактивных веществ. 8 из 140 тонн радиоактивного топлива реактора оказались в воздухе. Другие опасные вещества продолжали покидать реактор в результате пожара, длившегося почти две недели. Люди в Чернобыле подверглись облучению в 90 раз большему, чем при падении бомбы на Хиросиму. В результате аварии произошло радиоактивное заражение в радиусе 30 км. Загрязнена территория площадью 160 тысяч квадратных километров. Пострадали северная часть Украины, Беларусь и запад России. Радиационному загрязнению подверглись 19 российских регионов с территорией почти 60 тысяч квадратных километров и с населением 2,6 миллиона человек.

По самым скромным подсчетам, стоимость ликвидации последствий аварии на ЧАЭС стоила Советскому Союзу свыше 300 млрд. долларов. По подсчетам правительства Белоруссии, к 2016 году расходы на ликвидацию последствий Чернобыля достигнут 235 млрд. долларов. Институт Исследования и Развития и Энергетики (бывшего СССР) рассчитал, что цена Чернобыля будет 358 млрд. долларов. Институт отметил, что эта цифра превышает стоимость всей ядерной энергии, выработанной в СССР до 1986 года.

Да, одна авария перечеркнула экономику всей атомной индустрии. Так не лучше ли потратить малость на внедрение системы Smart-MES, чем потерять всё при всегда возможной разрушительной аварии.

Но вот Аварии, которые были только в 2013 году в хронологическом порядке.

10.01.13. Румынская АЭС; 12.01.13. Павлодарская ТЭЦ-3; 12.01.13. Кольская АЭС; 18.01.13. Ростовская АЭС; 21.01.13. Калининская АЭС; 14.02.13. Ростовская АЭС; 25.02.13. Пакистанская HUBCO; 29.03.13. Углегорская ТЭС; 05.04.13. Балаковская АЭС; 07.06.13. Ленинградская АЭС; 09.06.13. Балаковская АЭС; 24.06.13. Французская АЭС; 05.07.13. Южнокорейская АЭС; 04.08.13. АЭС Алабамы США; 06.08.13. АЭС Чехии; 11.09.13. Ленинградская АЭС; 29.09.13. Белоярская АЭС; 26.10.13. Украинская АЭС; 26.10.13. Словенская АЭС; 12.11.13. Американская АЭС; 24.11.13. Кольская АЭС; 25.11.13. Калининская АЭС; 10.12.13. Курская АЭС.

Мы видим, что аварии, как бы официальные структуры их не называли, происходят и будут происходить в дальнейшем, пока не будут предприняты серьёзные меры по предупреждению аварийных ситуаций на АЭС и на ТЭС.

Можно сделать ещё один неутешительный вывод, что состояние атомной и тепловой электроэнергетической отраслей во всех уголках мира в части современного предупреждения аварийных ситуаций находится на отсталом уровне.

Со стороны очень смешно наблюдать данное зазеркалье высшего руководства Великой России. Им самим провозглашены важнейшие направления для финансирования проектов: атомная электроэнергетика, безопасность, энергоэффективность, информационные технологии. И вот мы на всех уровнях предлагаем инновационный комплексный Проект по этим направлениям, который к тому же уже разработан на 100% без госфинансирования. Но нас Министерства отсылают к венчурным фондам, мол, там бродите с протянутой рукой. А ведь нам финансирование не нужно, нам требуется только признание.

И самое главное, что подобных разработок и близко нет в огромных закромах необъятной Родины. Так, безаварийная технология эксплуатации АЭС это что-то вообще умопомрачительное, которое напрочь меняет все существующие взгляды на ядерную безопасность. А технология создания самоорганизующихся IT-Систем позволила бы России занять вообще мировое лидерство в промышленном IT. Но и технология экономии топлива ТЭС также является вообще новейшим подходом к экономии энергоресурсов.
avatar
Chernov_VF
Академик
Академик

Сообщения : 4533
Очки : 6682
Дата регистрации : 2012-04-30
Откуда : Екатеринбург

Посмотреть профиль http://www.Inform-System.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения